Музыкальные события и истории

Лучшие обзоры концертов с онлайн видео


19.05.2020

Бизнес после самоизоляции: оптимизация или спад?

Как приспосабливается бизнес в России к переменам в связи с режимом самоизоляции и переходу в он-лайн формат работы? Какие изменения сохранятся в работе? Об этом мы спросили у ведущих менеджеров компании FLAMAX.

фото: Бизнес после самоизоляции: оптимизация или спад?

Пандемия коронавируса коснулась всего мира. Привычный ход жизни в одночасье сменился режимом самоизоляции практически у всех людей: от школьников до президентов. Самые значимые перемены коснулись предприятий по всему миру: они вынуждены приспосабливаться к новым реалиям. И уже ясно, что изменения в условиях работы только начались.

На вопросы об удалённом формате работы отвечают Сергей Сахвон, коммерческий директор, Евгений Радугин, руководитель отдела продаж и Павел Кукинруководитель отдел маркетинга компании FLAMAX.

Самоизоляция подходит к завершению. Как компания адаптировалась к удаленному режиму работы? 

Сергей Сахвон, коммерческий директор:

Мы отслеживали ситуацию с пандемией в мире с самого её начала и уже тогда прогнозировали, что дистанционная работа коснётся и России. Поэтому мы заблаговременно предприняли меры, позволяющие вести работу удалённо: разработали регламенты, определили ответственность для каждого сотрудника и его рабочую нагрузку. Системный администратор компании обеспечил бесперебойное функционирования IT. И до вступления Указа о самоизоляции мы успешно провели тестовый день с дистанционным режимом работы для всех сотрудников. Разумеется, некоторые процессы стали несколько иными. В первую очередь это коснулось отделов, где ведётся «бумажная работа». Тем не менее, все адаптировались и успешно работали.

Евгений Радугин, руководитель отдела продаж:

Ситуация действительно неординарная и непредсказуемая. Но руководство компании предусмотрительно провело огромную работу по «цифровизации» рабочих процессов.

В результате каждый сотрудник отдела был уже полностью готов к работе, даже из дома. Да, мы не видим друг-друга, но благодаря единой сети и сохраненным каналам связи мы сохранили необходимый уровень общения и поддержания связи с клиентами и партнёрами.

Павел Кукин, руководитель отдела маркетинга:

Ситуация с введением карантинных мер не застала врасплох нашу компанию. Генеральный директор, Фиргат Зиганшин, прогнозировал вероятность введения режима самоизоляции за несколько недель до официального объявления первой выходной недели. Все возможные сценарии открыто обсуждались на общих собраниях в присутствии всех сотрудников. Поэтому, как минимум морально, готовы к этому были все. 

Руководители всех направлений заранее технически подготовились к формату удалённой работы. Поэтому здесь каких-то радикальных изменений в работе компании не было. Мы разработали формат дополнительной отчётности по постановке, контролю и выполнению рабочих задач. Плюс каждый руководитель на свое усмотрение регламентировал количество и формат онлайн планёрок с сотрудниками своих отделов. Например, в нашем отделе маркетинга во время самоизоляции zoom-планерки проходят ежедневно каждое утро и по необходимости в конце рабочего дня. 

Что было для вас самое тяжёлое на самоизоляции?

Сергей Сахвон:

В бизнесе все непросто. Мы привыкли к тому, что условия постоянно меняются, так как компания уже успела пережить несколько кризисов. И, знаете, эту ситуацию мы тоже настроены пережить и почерпнуть определённый опыт. Самое тяжёлое, наверное – это отсутствия точной информации о длительности пандемии и чем она закончится, так как приходится ориентироваться на несколько моделей ведения бизнеса.

Евгений Радугин:

Тяжело было убедить клиентов не поддаваться панике и сохранить спокойный рабочий темп. Неизвестность и неопределённость это враг продаж, но мы продолжаем заключать сделки, искать новые формы работы с клиентами.

Павел Кукин:

Первые две недели трудно было найти комфортный ритм работы. Все таки постоянное присутствие дома стирает границы между рабочим временем и бытом. Вследствие этого на работу стало уходить даже больше времени, чем до самоизоляции. Но, именно трудности с графиком рабочего времени подтолкнули на то, что я стал планировать рабочее время максимально детально - спустя две недели нашел комфортный ритм. Эффективность от этого только выросла. 

Что далось максимально легко?

Сергей Сахвон:

«Легко» - слово не для бизнеса. Все решения в текущих условиях даются непросто. Но радует одно и от этого, скажем так, легко на душе – ни один из нашей команды не сдался и не выпал, все продолжили работать и мы увидели многих коллег с другой стороны в части отношения к работе и к компании в целом.

Какие внедрения можно сделать используя уже полученный опыт?

Павел Кукин:

Ежедневные планёрки, на которых каждый специалист отдела проговаривает детали своей работы в присутствии других сотрудников. Все стали больше информированы о задачах своих коллег и, я искренне на это надеюсь, появилось больше командной работы при выполнении общих задач. 

Сократилось ли общение с коллегами?

Сергей Сахвон:

Сократилось. И я считаю, что и в этом можно увидеть некоторые плюсы: коллеги начали самостоятельно принимать решения без дополнительных совещаний и консультаций с руководством. Так или иначе - это их определённый рост внутри компании!

Евгений Радугин:

Сократилось только визуальное общение, каждый менеджер всегда на связи. Установка - быть всегда на связи и увеличить общение с клиентами, даёт положительные результаты.

Павел Кукин:

Сократилось общение с коллегами из разных отделов. Если раньше, даже при небольшом количестве коммуникаций по рабочим вопросам, мы все равно пересекались на работе и общались на сторонние темы, то в условиях «удалёнки» пересекаемся исключительно по рабочим вопросам. Не могу сказать, что некомфортно, но ощущение разъединенности всего коллектива присутствует.

Как изменилась эффективность работы?

Сергей Сахвон:

Об изменении эффективности пока рано судить. Прошло не так много времени. Эффективность измеряется в результатах, которые мы сможем проанализировать по истечении хотя бы 1-2 месяцев работы в таком режиме. Тем не менее, мы продолжаем наблюдать за работой всех сотрудников и видим, что уровень ответственности каждого достаточно высок, судя по промежуточным результатам работы.

Евгений Радугин:

Интенсив отзвона и информирование клиентов о реальном положении дел уже сейчас приносят первые результаты. А вот полный эффект компания почувствует после того как возобновится нормальная, доизоляционная работа.

Павел Кукин:

Как я уже говорил выше - эффективность выросла. Плюс видно, что ее можно еще увеличивать и увеличивать - ещё точнее планировать рабочее время, еще точнее ставить задачи итд. 

Удаленный режим - это «трамплин» или «гиря» для бизнеса в целом и для компании в частности?

Сергей Сахвон:

Наверное, это всё-таки трамплин. Но мы сейчас только в его начале, так как удалённый режим работы – есть результат вынужденной самоизоляции, в ходе которой мы готовимся к всплеску отложенного спроса. А он обязательно случится, когда рынок строительства вернётся в свой привычный ритм деятельности. Все это - только вопрос времени.

Евгений Радугин:

Мы сами формируем подход и для того, чтобы любая ситуация стала трамплином необходимо менять подход к работе и меняться самим. Жизнь не останавливается, будем использовать эту ситуацию для развития.

Павел Кукин:

Всё зависит от того, насколько продлится режим самоизоляции. Для организации внутренних рабочих процессов компании в нем есть определённые плюсы. Например, работа в таком формате сразу обнажила сильные и слабые стороны каждого сотрудника - стало понятно с кем «можно пойти в разведку», а кого ещё нужно тренировать и тренировать. И сотрудникам, наверное, стали очевидны их слабые места: самое время использовать на самообучение то время, которое раньше тратилось на дорогу до работы и обратно. 

Режим удалённой работы добавил вам рабочего времени или украл?

Сергей Сахвон:

И так, и так. Добавил тем, что есть возможность уделить время сложным задачам, которые требуют глубокой концентрации, чего иногда не получается достичь в режиме офисной работы.

Удалённая работа украла возможность живого диалога с клиентом. Тем не менее, сейчас это возможно компенсировать онлайн общением. Но все равно это немного не то…

Павел Кукин:

До карантина у меня ежедневно тратилось порядка 2,5 часов на дорогу. Естественно, я осознаю, что высвободившееся время могу использовать на свои личные нужды. Например, больше времени выделить на сон или спортивную нагрузку. Но у меня и раньше это время не пропадало зря: я использовал его для планирования рабочих задач, но делал это в дороге. Сейчас по-прежнему в утренние и вечерние часы занимаюсь планированием рабочего времени. Теперь это стало для меня более комфортно. 

Что изменилось в семье?

Сергей Сахвон:

Во время самоизоляции, как и многие, провожу весь день рядом с семьёй. И я очень рад, что мои близкие люди уважают мой интерес к работе, понимают необходимость дистанционного ведения дел и стараются не отвлекать в течения рабочего дня. Тем не менее, приятно позволить себе иногда немного отвлечься и провести чуть больше времени с женой и дочкой, нежели во время обычного режима работы. Разумеется, не в разрез текущим рабочим задачам.

Павел Кукин:

Стал больше общаться с супругой. Но это обусловлено не тем, что мы постоянно находимся в прямом контакте, а тем, что обедаю я теперь дома и, соответственно, обедаем мы вместе. В остальном мы распланировали своё время таким образом, чтобы не мешать друг другу заниматься своими делами. С утра сажусь работать и практически не встаю с рабочего места до обеда. Далее вместе обедаем и опять расходимся по разным комнатам. Встречаемся уже после рабочего дня и прекрасно проводим вместе вечера. У нас получилось организовать своё время очень органично и, возможно, поэтому за всё время карантина не было даже намёка на какие-то ссоры и недопонимания. Скорее наоборот: появилось больше гармонии и спокойствия. 

Какие таланты открыли вы открыли в себе за время изоляции?

Павел Кукин:

У меня получилось увеличить нагрузки во время утренней зарядки, поэтому несмотря на значительное снижение физической активности в целом я чувствую себя достаточно бодро и комфортно. 

Как вы считаете, когда режим самоизоляции окончательно подойдет к завершению?

Сергей Сахвон:

Пока сложно об этом судить. Моё предположение – конец июля 2020 г. Но я надеюсь, что эта «цифровая перестройка» закончится несколько раньше. Настрой оптимистичный!

Евгений Радугин:

Уверен, что летний сезон станет завершением этой неожиданной истории.

Первое что вы сделаете, вернувшись в офисную жизнь?

Сергей Сахвон:

Пожму руку каждому сотруднику и скажу: «Рад тебя видеть, Коллега!».

Евгений Радугин:

Соберу всех на первой оффлайновой планёрке и скажу: «Сосредоточились и наращиваем интенсивность работы».

Павел Кукин:

Расспрошу коллег о деталях того, кто как справлялся с новым форматом жизни. Это очень банально, но лично мне очень интересно.  

Напрашиваются интересные выводы, стали приветствоваться новые идеи. Компании сделали то, до чего руки не доходили годами. Успешными станут те, кто не побоялся перемен и взял на себя ответственность за них.

Безусловно – будущее за цифрой, многие решения и проекты, которые казались далекой перспективой, реализуются быстрее.

Но вряд ли «цифровизация» снимет необходимость человеческого общения, скорее наоборот – повысит ценность социальных коммуникаций и связей.

Всем владельцам бизнеса мы желаем удачи, стойкости и спокойствия!

Сотрудникам компаний - стрессоустойчивости и гибкости в переходе в новые реалии мира после окончания пандемии.

Поделитесь и вы своими мыслями о том, как бизнес адаптируется в новых условиях!

VN:F [1.9.20_1166]
Оставьте свою оценку:
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)


Страницы:

© Все права защищены. www.music-stories.ru / Хостинг сайта' ){ ?> / Реклама:

Business Key Top Sites